Лаборатория стратиграфии и палеонтологии

При организации Института геологии ЯФ СО АН СССР в 1957 г. в его структуре был образован сектор стратиграфии, тектоники и литологии, в который входила группа стратиграфии и палеонтологии под руководством к.г.-м.н. А.С.Каширцева. Лаборатория стратиграфии и палеонтологии как самостоятельная структурная единица Института начала функционировать с марта 1962 года. Первым заведующим лабораторией был назначен основоположник якутской стратиграфии и палеонтологии, известный специалист по верхнему палеозою Верхоянья А.С.Каширцев. В дальнейшем лабораторией руководили В.А.Сысоев (с 1964 по 1968), к.г.-м.н. В.Ф.Возин (с 1968 по 1975) и д.г.-м.н. П.Н.Колосов (с 1976 по 2007). С 2007 года лабораторию возглавляет к.г.-м.н. Р.В.Кутыгин. Численность лаборатории 10 человек, из них 7 научных сотрудников, в том числе 3 доктора, 1 кандидат наук, 4 молодых ученых и специалистов,! из которых является аспирантом.

Первоначально исследования лаборатории были сконцентрированы в Верхояно-Колымской складчатой области (Верхоянье, Янское нагорье). Позднее, в связи с расширением поисковоразведочных работ на нефть и газ, важную роль приобрело изучение органического мира и стратиграфии верхнего докембрия, палеозоя и мезозоя. В разные годы в лаборатории проводилось монографическое изучение микроорганизмов (П.Н.Колосов, С.П.Колосова, А.Е.Григорьева), строматолитов (С.В.Нужнов, И.Г.Шаповалова), зоопроблематики и хиолитов (В.А.Сысоев, А.К.Вальков, А.Р.Бокова), археоциат (В.И.Коршунов), табулятоморфных кораллов (К.Б.Хайзникова, Т.С.Альховик), брахиопод (А.С.Каширцев, Б.С.Абрамов, В.В.Баранов, В.И.Макошин), аммоноидей (В.Ф.Возин, В.Н.Андрианов, С.П.Ермакова, В.Г.Князев, Р.В.Кутыгин, Л.Р.Столярова, О.А.Кузнецова), флоры (А.Н.Толстых, А.Н.Килясов), мамонтовой фауны (Б.С.Русанов, П.А.Лазарев, И.Н.Белолюбский), спор и пыльцы (К.В.Белкина, В.Т.Ковальская, Е.К.Петрова, А.И.Томская, Г.М.Саввинова, Г.Ф.Скрипина, А.С.Сопоева). Результаты исследований были положены в основу многочисленных биостратиграфических шкал верхнепротерозойских и фанерозойских отложений Якутии и сопредельных территорий. В составе межинститутских исследовательских групп сотрудниками лаборатории были разработаны унифицированные региональные стратиграфические схемы силурийских (Т.С.Альховик, В.В.Баранов), каменноугольных (Р.В.Кутыгин), пермских (Р.В.Кутыгин) и кайнозойских (О.В.Гриненко, А.И.Сергеенко, И.Н.Белолюбский) отложений Северо-Востока Азии.

НАПРАВЛЕНИЯ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Биоразнообразие позднего неопротерозоя, биологическая интерпретация докембрийских и раннекембрийских микроорганизмов востока Сибирской платформы; корреляция разнофациальных отложений фанерозоя Северо-Востока Азии на основе монографического изучения руководящих групп ископаемых животных и растений; разработка современных биостратиграфических шкал; модернизация региональных стратиграфических схем палеозоя и мезозоя Восточной Сибири выяснение особенностей морфогенетического развития и уточнение систематики конодонтов, брахиопод и аммоноидей. ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ РАБОТ Существенно расширен и уточнен состав вендской биоты востока Сибирской платформы и Северного Верхоянья, описаны новые таксоны красных и зеленых водорослей, грибоподобных организмов и ископаемой проблематики (Колосов, 2014, 2016, Колосов, Софронеева, 2012). Впервые установлено присутствие в нижнекембрийских отложениях морфологически сложно устроенных грибоподобных микроскопических организмов (Paleorhiphidium). В вендских отложениях Березовского прогиба выделены низшие грибы, отнесенные к новому роду Surninia Kolossov. Результаты изучения неопротерозойских микроорганизмов являются важным вкладом в решение сложной проблемы, связанной с реконструкцией одного из пионерных этапов в истории развития жизни на Земле.

Разработана новая схема филогенетического развития раннедевонских полигнатид, на основе которой сделаны принципиальные уточнения в зональном расчленении эмсского яруса Северо-Востока России и обоснованы уточнения к глобальной конодонтовой зональной шкале (Baranov, Blodgett, 2016). Выполнено монографическое изучение руководящих групп силурийских и девонских брахиопод юго-восточной Аляски и Северо- Востока Азии, позволившее установить субглобальные маркирующие горизонты и сделать вывод о тесных биогеографических связях сибирской и северо-американской фаун в отдельных интервалах среднего палеозоя (Баранов, Блоджет, 2011; Baranov, Blodgett, 2015). В результате ревизии выделено новое подсемейство Calceolospiriferinae и описаны многочисленные новые роды и виды. Впервые в нижнем девоне Северо-Востока Азии обнаружены теребратулиды рода Gonella, раковины которых характеризуются прижизненной яркой цветной раскраской, что свидетельствует о существовании на этой территории в раннем девоне субтропического или тропического климата (Baranov, Blodgett, 2011).

Уточнены представления об эволюционном развитии средне-позднекаменноугольных аммоноидей (Кутыгин и др., 2016). Выделено новое семейство Eoshumarditidae, которое обитало в восточносибирских акваториях касимовского века и представляло отдельную тупиковую ветвь в эволюции надсемейства Somoholitoidea.

Разработана новая биостратиграфическая шкала нижней-средней перми Охотского региона по аммоноидеям. Выделены три последовательных аммоноидных биостратона: Neopronorites tenkensis, Baraioceras и Sverdrupites harkeri (Kutygin, Biakov, 2015). Исходя установленной этапности расселения южноуральских аммоноидей в Верхояно-Охотских акваториях, появление пролеканитов N. tenkensis в Охотском бассейне связывается с периодом формирования позднеар- тинского сообщества аммоноидей. Второй биостратон представлен кунгурскими гониатита- ми, относящимися к терминальному отрезку одной из ветвей филогенетического развития семейства Paragastrioceratidae. Третье подразделение содержит заведомо роудские таксоны средней перми. В результате монографического изучения наиболее древних аммоноидей из пермской системы Колымо-Омолонского региона (огонерский горизонт) выделены два новых аммоноидных комплекса – кыринский и огонерский, позволившие уточнить возраст вмещающих отложений.

Разработана современная зональная шкала верхнего бата, нижнего и среднего келловея Арктической области по аммонитам семейства Cardioceratidae (Князев и др., 2011, 2013). Установленная в разрезе нижнекелло- вейских и среднекелловейских отложений Анабарского залива и о-ва Большой Бегичев видовая последова т ельнос т ь родов Cadoceras и Rondiceras является наиболее полной в пределах Панбореальной надобласти и рассматривается в качестве эталонной при создании усовершенствованной бореальной зональной шкалы. В результате комплексного изучения эталонного разреза верхней юры п-ова Урдюк-Хая (север Сибири) выполнена увязка аммонитовых зон с серией параллельных зональных шкал всех исследованных групп ископаемых организмов и проведено детальное сопоставление зональных схем среднего-верхнего оксфорда и кимериджа Субсредиземномор- ской, Суббореальной, Бореальной и Арктической областей (Никитенко и др., 2016).

Впервые в Анабарском районе Севера Сибири обнаружены позднебатские космоцератиды, позволившие уточнить особенности биогеографического расселения панбореальных аммонитов в позднем бате (Князев, Меледина, 2011).

В меловых отложениях бассейна р. Вилюй (местонахождение Тээтэ) сделаны новые находки зубов позвоночных и установлена их таксономическая принадлежность (Колосов, 2016). Наряду с ранее известными здесь остатками стегозавров обнаружены очень мелкие зубы анкилозавров. Впервые в местонахождении обнаружены фрагменты челюстей: крокодилообразной формы, активной рыбоядной рептилии из семейства хампсозаврид с очень острыми зубами и предположительно хвостатой саламандры с 17 коническими зубами, имеющими заостренные вершинки. Также впервые в местонахождении Тээтэ установлен род Camarasaurus. Обнаруженный острый зуб этого растительноядного динозавра обладает хорошей сохранностью, позволяющей впервые в Якутии определить родовую принадлежность крупных и хищных динозавров. Уточнена тафономия местонахождения динозавров и других животных Тээтэ: тафоценоз образовался в результате захоронения крупных костей растительноядных динозавров на месте их гибели, а также за счёт поступления мелких костей рептилий и амфибий водными потоками из соседних участков (Колосов и др., 2009).